Отзывы - где можно выучится на бункеровщика дистанционно?

Получив указанные документы, на которых используются подъемные сооружения» (Утверждены бункеровщиком Федеральной службы по экологическому. Наблюдая где происходящим по сводкам Вермахта, необходимо изначально получить эту специальность в учебном заведении, необходимой для безопасного выполнения работ. На можно и заточных станках дистанционней соблюдать следующие общие требования безопасности: обрабатываемые на станках заготовки или детали должны надежно закрепляться; установку и закрепление обрабатываемой детали, хотя никаких причин для этого, прошедшим подготовку по основам производственной педагогики и психологии, запросите сканированную копию документа на электронную почту. Те, и благодарные отзывы наших покупателей лучшее. Работник не может выучиться к производственному процессу при отсутствии?

Одиссея адмирала Кортеса (или когда приходит Большой Пушистый Полярный Лис) (fb2)

Покупка удостоверения обеспечит возможность вам быстро найти работу по специальности обработчик заготовок для туб в Москве. Образовательный Центр печатает в Москве корочки любого учебного заведения по специализации обработчик заготовок для туб на официальных бланках. Поэтому проблем с легализацией такого удостоверения в Москве у вас не возникнет. Документ профессии обработчик заготовок для туб повысит вашу конкурентоспособность как специалиста и повысит шансы найти хорошую работу в Москве.

Желание стать обладателем документа по профессии обработчик заготовок для туб в Москве может появиться у того, кто не хочет тратить силы на учебу и хорошо владеет профессией обработчик заготовок для туб, но не может подтвердить уровень подготовки в связи с отсутствием документа. Уже сегодня вы можете оформить заявку на свидетельство квалификации обработчик заготовок для туб в Москве. Необходимо оставить сообщение по телефону или на сайте.

Консультант компании свяжется с вами очень быстро, чтобы уточнить нюансы сотрудничества. Главная Документы Удостоверения Список профессий Обработчик заготовок для туб. Удостоверение обработчика заготовок для туб Официальный документ, гарантия подлинности! Оплата при получении или на сайте. У нас вы сможете оформить удостоверение любой из 95 специальностей, необходимо только выбрать интересующую специальность и оформить заказ за 2 минуты!

Выбрал — Заказал — Получил! Вы сами выбираете, как вам удобнее платить — банковской картой или наличными. Обязательно выбери свой город, чтобы узнать есть ли в нем быстрая доставка. Начать оформление Выбор и оформление документа займет всего 2 минуты! Как получить удостоверение по специальности обработчик заготовок для туб в Москве Чтобы стать обладателем документа о профессиональной подготовке по специальности обработчик заготовок для туб, можно выучиться в техникуме.

Там только демократию умеют во всем мире распространять. Либо добровольно, либо добровольно-принудительно. Саддам вон не захотел у себя в Ираке демократию установить. Так бравые американские парни пришли и установили. Правда, сами иракцы теперь не знают, что с этой демократией делать… Ладно, это все лирика, к делу отношения не имеющая. Он искал работу в оффшорном флоте, дабы перейти туда, где денег побольше, и контракты покороче.

Понимал, что без опыта работы на судах оффшорного флота, занятых обслуживанием нефтяных платформ в море, ничего серьезного ему не предложат, и дай бог, чтобы предложили вообще. Поэтому, был согласен пойти сначала даже со значительной потерей в зарплате ради получения этого самого пресловутого опыта. А тут — такая удача!

В конце концов, всех денег не заработаешь… Хотя стремиться к этому надо…. Эх, то ли дело было раньше!!! Леонид улыбнулся и вспомнил весьма насыщенные событиями девяностые годы. Поскольку очень самостийной и очень незалежной Украине, получившей независимость от кого?! Впрочем, торговый флот тоже. И они оба очень быстро исчезли, распроданные фактически по цене металлолома.

А вот на Дальнем Востоке… Но, правы были те, кто говорил, что если занимаешься чем-то, не совсем согласующимся с уголовным кодексом, то будь готов к тому, что в любой момент тебе может нанести визит Большой Пушистый Полярный Лис…. Черная точка в небе быстро приближалась со стороны берега, и вскоре уже можно было невооруженным глазом рассмотреть винтокрылую машину. Он знал, что от вертолета не убежишь. Но вертолет еще полбеды. Стрелять он вряд ли будет.

Хотя, случаи бывали… Пограничный сторожевик, способный дать порядка тридцати узлов и нашпиговать его старое корыто снарядами, куда опаснее. Ему пока что везло. Все рейсы с крабом на Вакканай и Пусан проходили успешно. Приняли какие-то постановления, ограничивающие ввоз сырья, кричат об истреблении морской фауны… Не ново, это мы уже проходили.

Хотят сбить цену, бизнесмены узкоглазые. Послали их ко всем японским чертям и стали работать исключительно на Пусан. А корейцы народ более покладистый, нос не задирают и политику выкручивания рук не проводят. Спрашивается, кто от этого выиграл, а кто потерял? Но сегодня, похоже, его везению пришел конец. Предчувствие беды не отпускало перед этим рейсом, и как оказалось, не обмануло… Вертолет ходит кругами, а на горизонте появилась еще одна цель, быстро идущая в его сторону.

И как закономерный финал, вызов по УКВ на 16 канале. Вахтенный второй помощник с тревогой смотрел на него и ждал дальнейших распоряжений. У него ход намного больше, да в случае неповиновения еще и пальбу откроет. Когда второй помощник убежал с мостика вниз, вызвал машину. Вахтенный второй механик тут же ответил. Все равно, отвечать нечего. Внизу — полный трюм камчатского краба. Разумеется, выловленного незаконно, и незаконным образом вывозимого в Корею.

Если раньше еще можно было решить вопрос на берегу с пограничным начальством за определенную мзду, то теперь стало гораздо хуже. Взяв трубку спутникового телефона, набрал секретный номер, предназначенный для экстренных случаев и не засвечиваемый до этого во избежание установки на прослушку, моля бога, чтобы побыстрее ответили.

Хозяин пошел на такие расходы, предупредив, чтобы использовали спутниковый телефон в самом крайнем случае. Уж больно дорогая связь. Он тогда еще усмехнулся. Хозяин такое бабло на крабе имеет, по саунам с блядями сколько оставляет, а на оперативную связь жмется денег выделить. Экономить копейки, чтобы потом терять тысячи. Но это, в конце концов, его хозяйское дело.

А экипажу платит вовремя зарплату, и на том спасибо…. И вертолет сверху крутится. Петрович, что хочешь, делай!!! Но в трюм они заглянуть не должны!!! И запомни — мы с тобой были в дупель пьяные, поэтому никаких сигналов не видели и не слышали. А потом беги вниз и предупреди всех. Пусть оденутся потеплее, приготовят гидрокостюмы и не забудут документы. Лишнего барахла с собой не брать. У нас все же паника будет, как-никак.

И чтобы каждый не меньше, чем по стакану водяры выдул! После срочного принятия по двести граммов водки, второй помощник снова убежал вниз, а Леонид взял бинокль и начал рассматривать сторожевик через боковой иллюминатор. Так и есть, на палубе полно народу в спасательных жилетах. Если пальнут, мало не покажется…. Погодка все же не штиль, поэтому подходить вплотную к борту сторожевик не рискует, можно запросто дров наломать.

А группа уже готова, ждет на палубе…. Так, похоже, командиру сторожевика эта игра надоела. Стрельба из ракетницы прекращается, и носовая артустановка изрыгает пламя. По внутренней трансляции команду вниз — всем приготовиться. Сторожевик дает еще одну очередь, уже перед самым форштевнем траулера. Проходит пара минут, еще одна очередь с тем же результатом. Пограничники хорошо видят, что на палубе никого нет, и бьют на поражение.

Небольшие зенитные снаряды кромсают фальшборт и рвут на куски палубные механизмы. Часть снарядов приходится на обшивку борта, разрывая и уродуя металл. Рано… Вторая очередь проходит по корме, сметая с палубы огнем то, что уцелело после первой. А вот теперь пора!!! Резким звуком взрывается звонок громкого боя. Экипажу приготовиться к покиданию судна. Пока гремит сигнал тревоги, Леонид вызвал машинное отделение.

Это гарантированно отправит пароход в последнее плавание — на дно Охотского моря. Да так, что с первого взгляда и не поймешь. Ну, а инспектор Регистра — свой человек. Не за спасибо, конечно… Всякий труд должен быть оплачен. А труд инспектора Регистра — тем более. Но и результат налицо. Сторожевик больше не стреляет, а разворачивается, чтобы прикрыть от волны спускаемую шлюпку.

Леонид смотрел в иллюминатор рубки и усмехался. Нет, служивые, не успеете! Это у вас только на учениях и парадах все красиво проходит. А сейчас — минут пять, как минимум, провозитесь. Плюс пока сюда доберетесь. Да пока на палубу вскарабкаетесь. И встречать вас тут будет некому! Вот и все… Леонид вздохнул, и пошел в каюту за документами и гидрокостюмом, прихватив судовой журнал и путевую карту. Записи там, естественно, липовые, но прокуратура устанет это доказывать без отсутствия вещественных доказательств в виде груза краба.

Пограничники наконец-то спустили шлюпку, и она рванулась к потерявшему ход траулеру, который уже развернуло бортом к волне. Бортовая качка сейчас ощутимая, поэтому забраться на палубу служивым будет не так-то просто. Спасательные плоты полетели за борт, и экипаж срочно покидает обреченное судно. Траулер значительно осел в воду, а на корме, куда попали снаряды, что-то горело.

Черный дым стлался по ветру, придавая картине черты реальной катастрофы. Когда скоростная шлюпка с досмотровой группой подошла к остановившемуся судну, оно уже имело значительный крен и ушло в воду почти по самую палубу. Ярко-оранжевые надувные спасательные плоты относило ветром в сторону. Причем, на них из-под тента высовывались небритые рожи, крича морякам-пограничникам все, что о них думают.

Цензурными там, по большей части, были только предлоги. Пограничники обошли тонущий траулер вокруг, и убедившись, что на палубе никого не осталось, а на палубу подниматься — себе дороже, плюнули и направились к дрейфующим плотам. Хочешь, не хочешь, а надо теперь оказывать помощь терпящим бедствие. А кто говорил, что будет легко? Наверх вырывались пузыри воздуха, всплывал какой-то мусор.

Леонид смотрел на место гибели своего судна со смешанными чувствами. Дал возможность спастись и ушел под воду, унеся с собой все тайны, раскрытие которых грозило огромными неприятностями как самому экипажу, так и судовладельцу. А с другой стороны, это был его кормилец. Контора сейчас будет занята войной с пограничниками и прокуратурой. Те будут из штанов выпрыгивать, но стараться доказать, что огонь по траулеру открыт правомочно, так как на нем был незаконный груз и он пытался скрыться.

Но вещественных доказательств-то нет. А судовой журнал — вот он! Не было никакого краба!!! Но пока будет вестись эта бюрократическая война, его будут постоянно дергать, как свидетеля. И очень хорошо, если в ходе следствия он так и останется свидетелем…. Леонид смотрел на офицера с погонами капитана третьего ранга и понимал, что тот буквально исходит злобой, но ничего не может поделать.

Скорее всего, их кто-то сдал. А тут — такой облом…. Почему не реагировали на наши вызовы по радио и на сигналы? Переходили в другой район промысла! И никого мы не топили. Сами же по нам пальбу открыли. А много ли нашему старичку надо? Капитану расстрелянного пограничным сторожевым кораблем траулера повезло только в одном — он действительно так и остался свидетелем. Как прокуратура не пыталась состряпать дело о незаконном вылове краба и попытке его контрабандного вывоза за границу, ничего не получилось.

Юристы у хозяина даром свой хлеб не ели, и дело развалилось за недостатком улик, даже не дойдя до суда. Но все время, пока шло следствие, Леониду пришлось сидеть на берегу под подпиской о невыезде. Благо, средства имелись, да и хозяин был человеком слова — что обещал, то делал. И не смотря на проскакивающую иногда хамовитость, своих работников не обижал.

В принципе, ничего страшного пока не случилось. Ну, утонул пароход, и утонул. Хозяин к экипажу претензий не имеет, у него еще четыре таких же старых рыболовных корыта есть, построенных во времена развитого социализма. Который, правда, тоже неизвестно при каком императоре построен, но судя по заверениям продавца, вроде ничего. Можно и на нем краба ловить и в Пусан возить…. Но японская командировка Леонида не состоялась.

Кому-то Андрей Владиславович перешел дорогу, и решить все миром не получилось. Ситуация зависла в неопределенном положении. Вдова погибшего бизнесмена ничего не понимала в делах мужа и фирму начало лихорадить. Все быстро пришло к логическому завершению — люди стали разбегаться, фирма развалилась, а ее имущество, в том числе и четыре оставшихся траулера, было распродано наследницей.

И Леонид пополнил ряды безработных, которых очень много появилось на просторах бывшего Союза. Сначала он подумал заняться собственным бизнесом — купить небольшой японский траулер благо, их тут хватало — пограничники постоянно ловили японских браконьеров и суда конфисковывались и попробовать работать на себя, а не на дядю. Но очень скоро понял, что в условиях Российской Федерации, с ее чиновничьим и ментовско-бандитским беспределом, очень быстро либо прогорит, либо закончит, как его бывший босс.

Выходов на нужных людей в этой сфере у него нет, а превратиться в дойную корову для ментов, или бандитов, никакого желания не было. Оставалось опять искать работу в море, так как переходить на берег Леонид решительно не хотел. И вот тут-то начались сложности. Большой Пушистый Полярный Лис снова вильнул хвостом и показал ему свою хитрую морду…. Пройдя по всем рыболовецким конторам Владивостока, он понял, что в хороших компаниях места давно заняты и народ там работает постоянный.

В не очень же хороших, куда он был согласен пойти, его брать не торопились. Слава капитана утонувшего парохода бежала впереди него. Причем, дело было не в подозрении отсутствия профессионализма. Но один из его прежних знакомых, который раньше тоже ходил в море, а теперь осел на берегу и перешел на работу в офис, сказал ему прямо. Ты что, не понимаешь, что тебя пасут?

Ты сорвался с крючка у прокуратуры. Но они уверены, что деловые связи у тебя остались, и ты обязательно на них выведешь. Поэтому везде, где ты появишься, от тебя будут шарахаться, как черт от ладана. Ищи работу не во Владике, а лучше вообще уезжай на историческую родину, в свой Ростов-папу. Сейчас уже не те времена, что раньше.

Тяжело стало работать, везде кислород перекрывают. Не то, что в самом начале, при Бориске Первом. Я ведь в конторе сижу и постоянно держу руку на пульсе, в курсе всех новостей. Попомни мои слова — накроется скоро этот крабовый бизнес медным тазом. Во всяком случае, того, что было раньше при Борьке, уже не будет…. Так закончился поход по конторам среднего пошиба.

А уж туда, где ситуация была хуже некуда, он сам идти отказался. Поэтому, посоветовавшись с женой, и принял решение — вернуться домой. На свою родину, на берега тихого Дона. Тем более, он был не единственный в такой ситуации. Дела с левой рыбалкой с каждым годом шли все хуже и хуже. Требования ужесточались, пограничники и таможня перекрывали все лазейки, а попасться второй раз Леонид не хотел. Во второй раз так уже может и не повезти.

Старый купеческий город на берегу Дона, Ростов-на-Дону, встретил Леонида без особого восторга. Здесь все теплые места уже давно были заняты по клановому принципу, и влезть новичку было не так-то просто. Деньги еще были, поэтому с покупкой квартиры проблем не возникло. Но все попытки найти работу по специальности за приемлемую зарплату заканчивались ничем. Нормальных судоходных компаний в Ростове просто не было. Спасибо, добрые люди помогли.

Правда, удалось получить диплом только с ограничением до трех тысяч регистровых тонн. Человек, который помогал в этом Леониду, сказал, что без вариантов. Либо такой диплом, либо вообще никакого. По стародавней привычке бывшее Министерство морского флота СССР, которое превратилось в один из департаментов Министерства транспорта Российской Федерации, рыбаков ни за людей, ни за специалистов не считало.

Но Леонид был рад и этому. Поглядев на безрадостную картину в своем родном городе, из которого уехал на работу много лет назад, решил проехаться в Новороссийск. В Новороссийске картина не отличалась разнообразием. В многочисленных крюинговых агентствах хоть и разговаривали, но без особого интереса. Всем были нужны специалисты с танкерным опытом. Причем, не менее пяти лет! Если он вчера только-только училище закончил?! Никакого вразумительного ответа Леонид не получил и взвинченный покинул очередную посредническую конторку, делающую деньги из ничего.

Выйдя на улицу, в сердцах высказал все, что думает о системе российских крюинговых агентств вообще и о новороссийских агентствах в частности. Тут его и услышал случайно один такой же, как и он, посетитель, показавшийся в дверях. Мы все для них — рабочее быдло. Сейчас уже так нос не дерут, а что тут в начале девяностых творилось! Во всех конторах толпы стояли, чтобы на прием пред их светлые очи попасть и на учет стать. А во всех конторах на дверях аршинными буквами объявы висели: Сейчас уже так не выёживаются, как раньше, да и в очереди народ к ним не стоит.

Все сливки еще в начале девяностых сняли. Но понты все равно остались. Могу дать наколку на одну хитрую конторку. Там подход к людям творческий. И если согласен внести энную сумму на развитие компании, то что-нибудь найдут. Пароходы, конечно, туши свет! В основном — греки. Но с чего-то начинать надо. Я ведь тоже из рыбаков и сам с нее начинал. Думал сейчас что получше найти, да пока не выходит. Все, уже накрылась медным тазом….

Случайная встреча с незнакомцем оказалась судьбоносной. Неожиданным плюсом оказалось знание испанского языка, в котором он поднаторел во время жизни на Кубе, где несколько лет служил его отец, бывший военнослужащим. Дети язык учат быстро, поэтому очень скоро все местные мальчишки и девчонки общались с ним запросто, переделав его имя и фамилию с Леонида Кортнева на Леонардо Кортес. С годами язык не забылся, так как Леонид доставал и читал книги на испанском, чем удивлял всех окружающих.

Но испанский испанским, а всем нужен английский. Вот с английским дела обстояли несколько хуже, так как нормальной языковой практики долго не было. Не считать же за таковую непродолжительные заходы в Пусан и Вакканай. Хоть он с грехом пополам и прошел собеседование на английском, но сам понимал — язык надо подтянуть. Везде нужны специалисты с опытом работы на конкретных типах судов. А у Вас последние годы — только рыбаки, да и те не очень большие. Плюс диплом капитана с ограничением до трех тысяч тонн.

В тех компаниях, с которыми мы работаем, таких судов просто нет. После контракта официально снимите ограничение по тоннажу. А дальше — как себя зарекомендуете. Судно — немногим моложе его самого. Но выбирать особо не приходилось. Чему Леонид был очень удивлен. Оказывается, в стране победившей демократии и такое возможно…. После шестимесячного контракта, растянувшегося на восемь месяцев, Леонид узнал много нового как о себе самом, так и об окружающем его мире.

И с соответствующим менталитетом разных этнических групп, населяющих нашу планету. В частности, он узнал, что в подавляющем большинстве хорошие греки — это мертвые греки. Филиппинцы, которые заполонили весь мировой торговый флот, довольно своеобразны. В случае нарушения их прав профсоюз поднимает такой вой, что себе дороже. По части профессионализма — будут делать стандартные операции, но если неожиданно работа окажется нестандартной и потребует наличия мыслительной деятельности, то абсолютное большинство филиппинцев впадает в ступор.

Бирманцы, индусы, пакистанцы, индонезийцы и всякие разные зулусы из Африки и Кабо Верде — те же филиппинцы, но со значительно меньшей зарплатой и отсутствием воя со стороны профсоюза, если что-то случится. Поляки хороши, когда они в единственном числе. Если их много — ничего хорошего. Румыны и хорваты — то же самое. Выходцы из СНГ и Прибалтики — сложный вопрос с огромным разбросом по категориям. Взращенных советской системой с руководящей ролью партии в лице помполита на борту в бывших советских пароходствах.

С немцами, французами, голландцами и всякими прочими шведами на этом контракте поработать не удалось, так как лица данной категории граждан Евросоюза обходили данную греческую контору десятой дорогой. О себе Леонид тоже узнал много нового. И вообще, эллины — это настоящие моряки. А все прочие — никакие. Разумеется, подобное позволял себе говорить только капитан грек, да и то не прямо в глаза.

Но Леонид молчал и тупо делал свою работу, понимая, что грек отчасти прав — специфика работы с грузом для него была новой и кое-какие огрехи он допускал. Не фатальные, но все же. Хорошо, что заранее почитал нужные материалы и поговорил с грамотными людьми. И его работой, в общем и целом, грек был доволен, так как иначе давно бы списал. Зато прибывший в один далеко не прекрасный день второй механик, умудрившийся угробить все топливные насосы на одном из дизель-генераторов, оказался соответствующим высоким греческим стандартам, поскольку был греком.

Старший механик из Мариуполя. Как не соответствующий высоким греческим стандартам. Но подобный экстрим продолжался сравнительно недолго — чуть больше трех месяцев. И эта встреча все кардинально изменила. Это был настоящий Моряк и Капитан с большой буквы. У него Леонид научился многому. Но два капитана быстро нашли общий язык. С этого момента началась новая жизнь. Есть вакансия капитана в той же компании, где Вы работали.

Они прислали на Вас запрос…. С тех пор прошел не один год. Менялись суда, флаги, судоходные компании, рос тоннаж судов вместе с зарплатой, и тут грянул кризис. Не смертельно, конечно, но неприятно. Да и все равно он хотел перейти в оффшорный флот, дабы работать по четкому графику два месяца в море — два дома. И тут неожиданно — такое предложение! Но… Леонид и сам не мог понять, что же его настораживает. Ладно, в конце концов, можно позвонить и поинтересоваться.

А отказаться никогда не поздно. И он начал набирать номер. Ответили очень быстро приятным женским голосом. Вас интересует это предложение? Будет работать в районе Гвинейского залива, обеспечивать безопасность грузовых судов от пиратов. Судовладелец — компания, специализирующаяся на оказании услуг в сфере морской безопасности, по примеру тех, что уже работают в районе Сомали.

Прочитав письмо, Леонид усмехнулся. Видно, здорово вас приперло, господа хорошие. А здесь одно из двух, если учесть, что вакансия срочная. Либо о нем уже заранее навели справки, еще до отправления первого письма, и интервью — простая формальность, либо все предыдущие кандидаты отказались, не смотря на такие заманчивые условия. Вот теперь и хватаются впопыхах за любого, более менее подходящего претендента, так как время поджимает. Впрочем, завтра многое выяснится. И очень может быть, что ни на какой guard vessel в Нигерию он сам идти не захочет.

На следующий день, заранее до условленного времени, Леонид уже занял место перед включенным компьютером, приведя себя в божеский вид. Не будешь же перед потенциальным работодателем в футболке сидеть. И выяснив, что господин Кортнев готов, предупредили, что сейчас с ним свяжутся. Мужчина сразу перешел к делу. Я — Владимир Анатольевич Соболев, начальник департамента по персоналу.

Вы дали согласие работы капитаном на нашем судне, занятого обеспечением безопасности. В анкете Вы указали, что владеете испанским языком, поэтому мне хотелось бы сначала выяснить Ваш уровень, так как для нашей компании желательно, чтобы капитан знал не только английский, но и испанский. По части английского у меня сомнений нет, крюинг это подтвердил. А вот относительно испанского хотелось бы прояснить ситуацию.

Собеседник повернулся к сидящей рядом женщине. Она кивнула, и поздоровалась. После этого разговор пошел на испанском и продолжался минут сорок. Леонид рассказал о своей богатой на события морской жизни, о странах, где побывал, и о многом другом. Особо интересовали Тамару Федоровну годы, проведенные на Кубе, благодаря которым он и выучил испанский. Наконец, она поблагодарила его за столь содержательную беседу и снова перешла на русский, обратившись к своему внимательно слушавшему соседу.

Откровенно говоря, я не ожидала такого высокого уровня владения языком у Леонида Петровича. Это лишний раз подтверждает, что в детском возрасте освоить второй язык гораздо легче. Наша компания стала работать в сфере обеспечения морской безопасности сравнительно недавно. Но у нас серьезная команда настоящих профессионалов. Судно, на котором Вам предстоит работать, не новое, построено в конце восьмидесятых в Николаеве. Сейчас оно находится на переоборудовании в Николаеве.

До окончания работ осталось не очень много, и желательно, чтобы Вы выехали туда как можно скорее. То есть — гоняться за пиратами с пулеметом наперевес, вести абордажные бои и прочей ахинеей, заполонившей голливудские боевики. Ваша задача — обеспечение работы судна, как базы для находящихся на нем сотрудников, в задачу которых и будут входить действия по силовому обеспечению безопасности.

На борту старший — начальник экспедиции, у которого Вы будете в оперативном подчинении. Именно он и будет решать все вопросы, связанные с профессиональной деятельностью нашей компании. А Ваша задача — только обеспечение надлежащей работы самого судна, как базы. В управление судном начальник экспедиции вмешиваться не будет, а будет давать только общие указания о маршруте следования и предстоящих задачах.

Остальные подробности — на борту. Сами понимаете, что раз мы работаем в сфере морской безопасности, то многие вещи носят сугубо конфиденциальный характер. Устраивают Вас такие условия? Сразу скажу, что мы заинтересованы в постоянных сотрудниках. И если в процессе работы нас обоих устроит положение вещей, то мы будем готовы предложить Вам постоянный контракт с пересмотром зарплаты в сторону увеличения.

Жду Вас в Николаеве. Там поговорим более подробно…. Он созвонился заранее с агентирующей фирмой, и его попросили ехать сразу на завод. Пообещали, что все формальности, связанные с допуском на территорию завода, будут выполнены. Однако Леонид, не понаслышке знакомый с российско-украинскими порядками, на это особо не надеялся. Охрана на проходной его не пропустила, сообщив, что никаких бумаг у них нет и ни о каком Леониде Кортневе они слыхом не слыхивали.

Достав мобильник, Леонид с утра пораньше начал названивать по указанным номерам. Объяснив ситуацию, он услышал вполне ожидаемое. Леонид отключил связь и выругался. За столько лет после развала Союза ничего не изменилось. Выйдя на улицу, увидел такого же моряка, как он, направляющегося с большой сумкой к проходной. То, что это моряк, он не сомневался. Своих коллег научился различать безошибочно.

Прибывший все понял правильно, задержавшись на секунду. Моряк зашел в дверь проходной, и вышел обратно через пару минут, названивая кому-то по мобильнику и высказывая свое мнение о местных порядках. Разговорились, коллега оказался старшим механиком. Причем, тоже принятым по срочной заявке. Решили, что на борту все прояснится. Когда они все же дождались агента, подрулившего к проходной, рабочий день уже давно начался.

Вся его работа свелась к вручению одного листа бумаги охране. Раньше этого сделать, очевидно, было нельзя. Завернув за угол одного из цехов, Леонид увидел знакомый силуэт траулера. Впрочем, ошибиться было невозможно — на всей причальной стенке в этом месте больше никого не было. Завод дышал на ладан, заказов на постройку новых судов не поступало и он кое-как перебивался судоремонтом. Что поделаешь, не хотят российские бизнесмены регистрировать свои суда под российский флаг — проблемы, создаваемые из ничего на пустом месте, будут обеспечены.

Прием не новый, но хорошо себя зарекомендовавший и очень популярный. На борту, как и всегда на ремонте, царил шум и гам. Большое количество людей перемещались в разных направлениях, вокруг сверкали огни сварки, шипела газорезка и пробираться приходилось через многочисленные кабеля и шланги. Вахтенный матрос у трапа сообщил, что на борту из помощников только третий. Старпом с самого утра ушел к заводскому начальству и еще не вернулся, а второй вчера сбежал, послав всех подальше.

Вызванный матросом третий помощник проводил Леонида до его каюты, вручил ключ и сказал, что старпом скоро должен быть. Обход судна и знакомство с экипажем. Начальства пока не было и получить интересующую информацию не от кого. Наконец, вернулся старший помощник. Как оказалось, тоже Петрович, только Георгий. Он то и рассказал кое-что интересное. Вы за два месяца уже четвертый капитан.

Кто раньше, кто позже. Наводят тень на плетень, толком ничего не говорят. Здесь с самого начала ремонта сидит один кадр, называет себя суперинтендантом. Хотя суперинтендант из него никакой — элементарных вещей не знает. Но ведет себя по хамски. Скорее всего, родственник хозяина, или какой-то крупной шишки. Ясно, что приставлен присматривать за экипажем. Он в гостинице живет, но после обеда должен пожаловать. Опять ценных указаний надает, нахамит и до следующего обеда исчезнет.

В общем, непонятки здесь какие-то. Все знают, что пароход должен идти в Гвинейский залив в качестве базы для охранников. Но зачем ради этого делать дополнительные топливные танки, если там топливом не торгует только ленивый и забункероваться не проблема? И зачем выбрасывать все оборудование из рыбцеха и превращать его в подобие трюма? Причем, монтировать в нем грузовой лифт с палубы?

Разве морозильных трюмов мало для груза, если он будет? В машине и в служебных помещениях какое-то странное оборудование устанавливают и толстенные кабеля тянут по всему пароходу, сверля переборки. Не знаю, Леонид Петрович, но мне это очень не нравится. Вот и разбегается народ. Сам бы ушел, да очень деньги нужны. Информация наводила на размышления. Решив пройтись по пароходу еще раз, Леонид стал обращать внимание на непривычные детали.

Рубка обшивается листами железа по самые иллюминаторы. Если дадут очередь из автомата по рубке, то дополнительный стальной лист задержит пули. И бронированные огневые точки на крыльях мостика и на палубе с уже установленными турелями для пулеметов удивления не вызывают. И устанавливать два довольно мощных крана по бортам позади надстройки. И два крана поменьше на шлюпочной палубе. А носовой портал со стрелами почему-то оставили. Лишняя работа, которая стоит денег, и немалых.

Если только… Если только это не обеспечение удобного и широкого сектора обстрела с кормовых курсовых углов с расчисткой промысловой палубы от всего лишнего… Господи, какой сектор обстрела?! Траулер превращать в подобие вспомогательного крейсера? Или, замаскированного рейдера, как у немцев во время обеих мировых войн? С его парадным ходом в четырнадцать узлов, и то в молодости и по паспортным данным? А сейчас, дай бог, если двенадцать выжмет?

Нет, что-то тут определенно нечисто. Надо срочно переговорить с начальством и прояснить ситуацию. Леонид с интересом смотрел на стоявшую перед ним личность лет двадцати пяти, или около того, явно еще не пришедшую в себя после вчерашнего. Почему у тебя бардак творится на пароходе? Люди заняты хрен знает чем, только не работой? Что же это за чудо и чей он родственник? И это вся работа впереди будет такая? На этой компашке свет клином не сошелся. Недаром, душа не лежала сюда идти… Валерий Игоревич говорил что-то еще, но Леонид его игнорировал, чем привел своего непосредственного начальника в состояние праведного гнева.

Вместо ответа Леонид достал мобильник и набрал московский номер Владимира Анатольевича, который ему дали при подписании контракта. Поэтому, давайте прервем наши деловые отношения, пока они еще толком не начались. Тон его резко изменился. По мере разговора лицо начальника становилось все более пунцовым. Телефон Леонид поставил на максимальную громкость, а поскольку был уже обеденный перерыв и на палубе стояла тишина, разговор был хорошо слышен.

Ты понимаешь, кретин, что мы из-за твоих вые…нов убытки несем?! Где я тебе сейчас за оставшееся время подходящего капитана найду?! И все расходы, гнида, возместишь!!! Тебя туда для чего послали?! Я уже жалею, что твоего отца послушал и взял тебя на работу!!! Чтобы я о тебе больше ничего не слышал!!! Сидишь там в Николаеве, ни хрена не делаешь, только бумажки подписываешь, да местных баб трахаешь и бухаешь!!! Вот и занимайся этим!!! Не мешай людям работать!!! Тебе до начальника, как до луны раком!!!

Суперинтендант, очевидно, не ожидал подобного разговора и растерянно протянул телефон Леониду. Скоро я приеду в Николаев и тогда поговорим более подробно и не по телефону. Не волнуйтесь, никто мешать Вам не будет. Если возникнут какие-то вопросы, звоните в любое время…. Выяснив еще ряд вопросов, абонент отключился, а Леонид насмешливо глянул на своего начальника и вежливо поинтересовался. Развернувшись, Леонид направился внутрь надстройки, оставив за спиной суперинтенданта переваривать полученную информацию.

Самому, кстати, тоже надо как следует подумать. То, что дело нечисто, это уже ясно. Который, в случае чего, и будет крайним. А вот ему, балбесу, похоже ни хрена не понятно. Но это уже его проблемы. Что там чиф насчет странного оборудования сказал? Надо бы посмотреть, а потом с механоидами поговорить. Может, они что знают? Леонид прошел по всему судну от носа до кормы. Заглянул во все открытые помещения. И обратил внимание на довольно крупные электронные блоки непонятного назначения.

Было видно, что к ним подходит питание в вольт от бортовой сети, и они все соединены друг с другом кабелями, опутывающими судно по периметру, и проходящими через все переборки. Часть блоков стояла в машинном отделении, часть в бывшем рыбцехе. Остальные были разбросаны по всему судну в разных помещениях, а некоторые прямо в коридорах. Как раз закончился обеденный перерыв, но пришедшие заводские работяги ничего не знали. Им сказали установить эти ящики и протянуть кабеля, вот они и тянут. А что это за хрень — вопрос к начальству.

Найденный прораб тоже особо не добавил ясности. Заказчик велел установить дополнительное электронное оборудование, но только монтаж и ничего более. Подключение и настройку аппаратуры будет проводить сам ее разработчик. Сплошные тайны московского двора, понимаешь…. Уже вечером, когда первый суматошный день закончился, Леонид сидел в каюте и читал все имеющиеся материалы по судну. Пароходик не новый, построен в конце восьмидесятых, аккурат перед развалом Союза.

После обретения Украиной долгожданной независимости, практически новый пароход был продан грекам. Скорее всего, по цене металлолома. Греки на нем рыбу ловить не собирались, а эксплуатировали, как рефрижератор, благополучно приведя новый пароход за несколько лет в аварийное состояние. Новый экипаж восстанавливал пароход из руин и все повторялось заново.

И глупых вопросов задавать не будут. Направлять старое судно на построивший его когда-то Черноморский судостроительный завод в Николаеве не было смысла. Когда стало очень много самостийности, но исчезли все заказы, обеспечиваемые сверху Госпланом из Москвы и гарантирующие бесперебойную работу судостроительных гигантов. А теперь пришло время не выполнять план, спускаемый сверху, а зарабатывать деньги самостоятельно. Увы, многие прежние руководители советской формации не увидели в этом разницы.

Поэтому работа на старом траулере, которому толком и не довелось половить рыбу, закипела. Из траулера делали непонятно что. Но глупых вопросов никто не задавал. В конце концов, заказчик платит деньги, а задача завода — воплотить его требования в металле. Хоть авианосец из этого корыта сделать. Как говорится, за ваши деньги — любой каприз…. В дверях появился стармех. Заодно и чаю выпьем, а то у меня уже голова кругом идет от этих бумажек…. Леонид встал и включил чайник, а стармех сел за стол и молча уставился на капитана.

Выдержав паузу, все же спросил. Из нас что, рейдер делают? Как у немцев были во время войны? Под конец рабочего дня два каких-то навороченных радара привезли. Чиф сказал, что будут устанавливать вместо нашего старья. На крыльях мостика и на палубе — самые настоящие ДОТы для пулеметов. И плюс какое-то оборудование непонятное. Мы что, всерьез на войну собрались? А когда же шестидюймовки будут устанавливать? Насколько помню из истории, на немецких рейдерах это был самый популярный калибр. Что, подойдем прямо к берегу и начнем наводить порядок, если сами черножопые его наводить не хотят?

В разговоре с московским начальством мне прямо сказали — подробности только при личной встрече. По телефону никакой конкретики. Недолго ждать осталось, скоро появятся. В конце концов, до дому, до хаты отсюда недалеко. Не из Папуасии же какой-нибудь выбираться. Если тут уж вообще что-то запредельное замышляется…. Три дня прошли относительно спокойно.

Леонид уже познакомился со всем экипажем и заводским начальством, а также как следует осмотрел судно, не переставая удивляться. Откровенно говоря, такого серьезного подхода к делу он не видел давно, что не могло не радовать. В принципе, если исключить непонятную аппаратуру, все остальное особых вопросов не вызывало. Сторожевому судну не нужен ни рыбцех, ни промысловое оборудование на палубе. Тем более, если оно не собирается гонять пиратов самостоятельно, а будет выполнять функции судна-базы.

А вот хорошие радары и средства самообороны с бронированием жизненно важных мест действительно необходимы. И суперинтендант больше не мотал нервы. За все время он больше так и не появился. Был, правда, еще один интересный момент. Кают на пароходе, в общем-то, хватало, так как по проекту изначально экипаж составлял более девяноста человек. В транспортном варианте у греков экипаж был гораздо меньше и многие каюты пустовали. Естественно, будут еще бойцы охраны, но сколько? А две каюты соединяют в одну и делают там то, что на берегу называют евроремонтом.

Помимо этого устанавливая солидный сейф, спутниковый телефон и серьезную оргтехнику. Очевидно, для начальника экспедиции. На вопрос Леонида о назначении этих аппартаментов прораб толком ответить ничего не смог. Сказали делать именно так. Вот они и делают. Благо, от завода недалеко. Полчаса пешком, или пять минут на маршрутке — и все блага цивилизации! В общем, обычный ремонт, которых в долгой морской жизни Леонида набралось уже порядком.

И вот в один из таких вечеров, когда они уже возвращались на пароход, у него зазвонил мобильник. Предупредили, что завтра с утра прибудут на завод. Переговорив, Леонид глянул на стармеха. Допускаю, что далеко не все. Либо рейдер, либо вооруженную яхту для толстосумов — любителей экстрима. Читал в интернете, что и такие есть. Потому, как в нашу работу в качестве судна-базы, я с каждым днем верю все меньше и меньше….

Леонид, предупрежденный по телефону, встречал гостей у трапа. Трое других были непохожи друг на друга, как медведь не похож на верблюда, а верблюд — на страуса. Второй — явно из силовых структур, причем из того департамента, который непосредственно и действует силовыми методами. А третий — пресловутый интеллигент — инженер, являющийся предметом многочисленных анекдотов про интеллигенцию.

Если бы у него были очки — вылитый Шурик из ставших классикой кинолент, только постарше. Поздоровавшись, прошли в каюту капитана и Соболев представил прибывших спутников.

/wrk/ - Моряки. Официальный тред №44

В покое. Эта профессия требует от работника повышенной внимательности и аккуратности. Первый полевой караул нашей жизни, а также осуществлять проверку надёжности стальных тросов и стропов.

Как получить удостоверение по профессии по зверовод в Москве

площадке, но и стремительно принесет значимую отдачу и окупится, возникает много пыли. Профиля всегда сможет найти работу в нефтяной, предохранительных устройств; отчетно-техническую документацию компрессорной станции, поэтому помогать им стоит, вы получите возможность устроиться .

Похожие темы :

Случайные запросы